02.07.2018 264 0

Утиль-дизайнер из Курска или Артур Руки-Ножницы

Утиль-дизайнер из Курска или Артур Руки-Ножницы

Элегантная шубка из межвенцового утеплителя и стильные брючки из газет.

Элегантная шубка из межвенцового утеплителя чуть расстегнута. Взгляду открываются стильные брючки, сшитые из газет. Не страшно, что блуза из картофельных мешков прошита нитками вторичной переработки, главное, чтобы «костюмчик сидел»! У нас в гостях Артур Браже – известный по всей Европе экодизайнер, модельер, основатель достопримечательности Курска – Музея Мусора. Интервьюер – Вероника Локунова, экоактивистка и зоозащитница.

Вероника: Артур, как-то Вы говорили, что Вам удалось воплотить в жизнь мечты Владимира Маяковского?

Артур: Да, да, помните его строки: « А Вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?»  Так и мне, весело посвистывая, удалось из сантехнических труб создать целую коллекцию одежды. Мне этот материал для творчества подбросили прямо под дверь, кто-то, вероятно, захотел проверить, смогу ли я вдохновиться такими, казалось бы, весьма неэстетичными отходами. Но моя история дизайна началась с мусора, именно ему, мусору, я обязан своей карьерой модельера. 

Вероника: То есть мусор – Ваше всё?

Артур: Именно! В институте мне предложили создать коллекцию одежды для участия в конкурсе, а на расходы выделили одну тысячу рублей. И другой на моём месте рвал бы на себе волосы, потому что на эту сумму я мог только подкладочную ткань купить. Но я осмотрелся, увидел в углу комнаты студсовета пачки старых газет. А сошью-ка я из них! По своему первому образованию я модельер-конструктор, так что кроить и шить я мог из чего угодно.

Вероника: А не смеялись над  Вами на том конкурсе, когда Вы… газетами «прикрылись»?

Артур: Что говорить, если честно, то и бледнел, и зеленел. Конкурс был не простой, а самый-пресамый важный и значимый – «Русский Силуэт», международный конкурс молодых дизайнеров. Когда я вышел в финал, мне сама Татьяна Михалкова сказала: «Артур, Вам нужно создавать свой бренд!» В этот момент я осознал, что обязан заниматься дизайном одежды и непременно мусором!

Вероника: Поэтому и Музей создали, воздав мусору должное?

Артур: Музей открылся 9 марта 2017 года, официально он называется Экологический АРТ-музей Академии госслужбы. Для меня это «место силы», можно сказать. У нас в музее даже тайная комната обработки имеется!

Вероника: А что у Вас там, огромная мясорубка по перемалыванию отходов в суперткань?

Артур: Хотелось бы такую! Но я за раздельный сбор мусора. У нас мусор химически очищается щелочами, и только потом он приходит на мой рабочий стол.

Вероника: А как он попадает к Вам, неужели люди приносят «музейные экспонаты» ?

Артур: Да, старые пальто, кожаные сумки, к примеру, а я из них обувь шью. Музей у меня необычный: его экспонаты это уже не мусор, а произведения искусства. Если задуматься, то мои работы утилизовали красиво и безотходно целую «мусорную деревню», так как на сегодняшний день создано 180 коллекций одежды, я показываю их в качестве экспонатов, а также рассказываю о том, что видел и знаю о мусоре в других странах, где организовывались показы.

Вероника: О том, как за границей делаются правильные вещи, а у нас продолжается каменный век?

Артур: Нет, есть и за границей перекосы. К примеру, ветряные мельницы в большом количестве – это источник вибрации и угроза птичьим полётам. А площади под солнечные батареи – это пространства, на которых могло бы что-то выращиваться. Но вот некоторых «модных» у нас вещей у них нет и в помине.

Вероника: За границей чего-то нет?

Артур: Пластиковых окон, которые так у нас популярны. Они содержат ртуть, для них нагрев крайне вреден. Градусники ртутные утилизировать нужно с особой осторожностью – это все знают. А про окна знают единицы. В Европе ни одного такого окна не видел, только дерево.

Вероника: Да, как и шубы, от которых повсеместно отказываются, а у нас до сих пор куча меховых производств!

Артур: Да, печально, но пока это так! Почему мех остаётся востребованным, я не понимаю. На самом деле, холлофайбер – сейчас это тот материал, который спасёт нас от Ледникового периода совершенно точно. И искусственные шубы – это тоже очень хороший вариант. Убийство животных ради меха я считаю ужасным и недопустимым. Я создавал шубы из межвенцового утеплителя – это практически трава, но носить её можно и в мороз. Такая шуба носится 1 сезон, зато и разлагается, и утилизируется быстро и полностью.

Вероника: А какие-то проекты с Москвой у Вас планируются в ближайшее время?

Артур: Буду не оригинален с высказываниями о Москве, покорении столицы. Я не рвусь в Москву, поскольку ритм, скорость – это не совсем моё. Я люблю покой, расслабленность, как в Испании. Заснул на лужайке, проснулся, тебя никто пальцем не тронул, и телефон при тебе. Меня часто приглашают в Москву. На «Эконеделе-2017», которая проходила в Москве, я участвовал в показах 2015 и 2017 годов. Это очень интересные мероприятия, которые открывают миру достижения экодизайнеров из разных городов, всегда есть чему поучиться. 

Вероника: Так чего же нам от Вас ждать новенького?

Артур: Не так давно освоил вторичную переработку ниток. Можно создавать нить, в которой цвет переходит из одного оттенка в другой. У нас уже 60 клубков таких ниток. Во время экскурсий по своему Музею я теперь и песни пою, чтобы людям не скучно было слушать только о мусоре. В сентябре приму участие в работе над экологическим проектом на Волге, он посвящён очистке прибрежной зоны рек. Буду на месте из всего, что вижу, создавать костюмы, а потом сделаем календарь с фотографиями нарядов на фоне волжской природной красоты. Ещё очень хотелось бы ввести в детских садах такой «предмет», как «мусороведение», и дети учились бы разделять мусор «с горшка». Тогда мы, как японцы, будем перерабатывать весь мусор и профессия «мусорщик» у нас станет почётной!