Ночь в музее – ночь животного ужаса

Ночь в музее – ночь животного ужаса


Ночь в музее – ночь животного ужаса

Очередь, клубком свернувшаяся у дверей, а затем радостная толпа, словно магма, врывающаяся и вливающаяся в помещения выставочных залов – это ли не тот самый огонь жажды познания, которую хотели разжечь устроители акции «Ночь в музее»?!
И вот я посреди родителей с детьми оказываюсь в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева.
Меня интересуют микробы и микромир, иду я на выставку, соответственно афише, но теряюсь, попадая в мир чучел.
Кормящая мать с новорожденных детёнышами, а рядом чучело кошки с открытым мозгом – мне становится слегка дурно. Я знаю, что такова специфика музея, экспонаты которого существуют не одно десятилетие. Но вот дети, которые это видят? Неужели родители не понимают, что такие экспозиции могут вызвать у ребёнка стресс и психологическую травму?!
Попадаю я далее на выставку экзотических животных. И вот тут-то понимаю, что чучела – это не самое пугающее в «Ночи музеев».

Можно было бы отделить одно от другого, что музей, полный чучел, представляет и живых существ, только вот отношение к ним…почти такое же, как к чучелам. Представьте, что в пластиковой баночке, даже без дырок, сидит, сложившись в три погибели, маленькая ящерица. Это не игрушка, это живая ящерка, которая не может даже двинуться, а подложена ей бумажка, думаю, как фон, не для заботы о ней. Ящерицы, пауки, лягушки – вот они так в пластике и продаются толпе зевак, которые пришли отдохнуть. Разве кто-то среди пришедших настроен на серьёзную покупку питомца?! И разве по закону государственный музей - это место, где продают живых животных?
Но ведь весело, праздник, музейная ночь, а почему бы не купить?! Потом, как-нибудь разберусь, что там ему нужно. Животные, которым необходима особая влажность, температура, содержание в террариумах, а они сидят в камерах-бункерах, испытывая ужас и непонимание. Как же так? Их же продают «заводчики», а не перекупщики? Вот, те люди, которые их выращивали, они стоят перед Вами. И при этом у них на лице ни один мускул не дрогнет, что животные мучаются целых 6 часов в таких условиях.
А как Вам аллигатор со скотчем перемотанной пастью, который вынужден сидеть на половичке, удерживаемый от движения?!
Дети и родители визжат от восторга, потому что так интересно посмотреть. Мы же привыкли, что как сделано, так и надо. Значит, в пластике, против которого мы боремся, очень даже комфортно. Не могут двигаться, значит, не травмируются. Нам кажется, что так и должно быть, «заводчики» лучше знают, им виднее.
Я на этой выставке увидела и услышала только одну правильную мать, которая развернула своего ребёнка, и они вместе ушли с выставки со словами: «Нам очень жаль, они здесь все – узники, несчастные существа!»
А остальные – привыкли, что их развлекают, а какой ценой – это не важно. Питон, сходящий с ума от детских рук, гладящих как утюги, его спину; с заклеенной мордой неподвижный аллигатор; животные в пластиковых контейнерах.
Как это страшно – привыкать к такому! Любое ограничение свободы движения животного – зло! Нам жаль собачек и кошек в приютах, в тесных клетках, но разве ящерице, пауку или лягушке не нужна жизнь в пространстве, где они могут ощущать свободу и радость?! Разве мы не содержим попугаев и птиц в клетках, позволяющим им лишь вспорхнуть, даже не раскрыв крыльев?
Пора пересмотреть понятие жестокого обращения с животными. Это не только издевательства, но и содержание в ограничивающих развитие и нормальное существование условиях.
Мы протестуем против дельфинариев, контактных зоопарков, так почему же не поднять вопрос шире, и не определить жизненно необходимые объёмы пространств для всех живых существ?!
Жажда познания – это прекрасно, так давайте узнавать о потребностях живых существ, а не заточать их в клетки!

PS Редакция газеты ГРИН СИТИ просит соответствующие органы, регулирующие деятельность федеральных музеев и органов, регулирующих торговлю и, прежде всего, торговлю животными, проверить данную акцию в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева на предмет соответствия законодательству.